фонд содействия развитию кардиологии
  ФОНД СОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТИЮ КАРДИОЛОГИИ «КАРДИОПРОГРЕСС»
  
  ЗНАНИЕ, НАБЛЮДЕНИЕ, ДВИЖЕНИЕ

RUS      ENG    
        

среда, 21 ноября 2018 г.

На главнуюОб организацииMеждународный форум кардиологов и терапевтовРоссийские научные событияМеждународные научные событияОбразовательные проектыМетодические материалыИсследованияЖурналыНовостиАрхив

Новости
  • Семейная гиперхолестеринемия и риск сердечно-сосудистых событий ...
  • Рекомендации 2018 году с оценки и лечения пациентов с брадикардией и нарушением ...
  • Новые рекомендации AHA / ACC 2018 по лечению дислипидемий ...
  • GLOBAL LEADERS: нет превосходства над стандартным лечением нового антиагрегантно ...
  • "Ультразвуковой" пластырь, который способен измерять давление крови ...
     

    Партнеры
    Департамент здравоохранения города Москвы
    Комитет Государственной Думы по охране здоровья
    Силицея-Полиграф, издательство

    Мы в социальных сетях
    Читайте @moscowcardio             Мы в Контакте Мы на Facebook

     <<  вернуться

     

     

    Международные клинические исследования 2013

    (по материалам Европейского конгресса кардиологов,  Амстердам)

     

    Сессии Hot Line I иHot Line II

    В исследовании Hukosai-VTE участвовали пациенты со спровоцированной (хирургическое вмешательство или иммобилизация) или неспровоцированной венозной тромбоэмболией – 4921 с тромбозом глубоких вен и 3319 с тромбоэмболией легочной артерии. После начальной терапии гепарином больных рандомизировали для приема ингибитора Xа фактора эдоксабана (60 мг 1 раз в сутки или 30 мг – при нарушении функции почек/низкой массе тела) или стандартного лечения варфарином от 3 до 12 месяцев. Рецидив венозной тромбоэмболии с симптомами (первичная конечная точка) регистрировался в 3,2% и 3,5% случаев соответственно (относительный риск – ОР 0,89, р<0,001 для не меньшей эффективности). Большие и клинически значимые кровотечения значительно реже развивались в группе эдоксабана (8,5% против 10,3% в группе варфарина, ОР 0,81, р=0,004).

    Потенциальная выгода аспирации фрагментов тромба при ЧКВ у больных ИМ с подъемами сегмента ST впервые оценивалась в рандомизированном проекте TASTE. Применение (n=3621) или отказ от применения аспирации тромба (n=3623) сопровождались сопоставимой частотой смертельных исходов в течение 30 дней наблюдения – 2,8% и 3,0% случаев соответственно (ОР 0,94, р=0,63).

    В исследование ТАО включили 13229 больных с острыми коронарными синдромами (ОКС) без подъема сегмента ST, которым планировалось проведение инвазивного лечения. После рандомизации внутривенно вводили прямой ингибитор Ха фактора отамиксабан (0,08 мг/кг с последующей инфузией 0,140 мг/кг в час) или нефракционированный гепарин и эптифибатид (в процессе ЧКВ и 18-24 часа после него). В течение 7 дней первичная конечная точка (смерть или новый ИМ) наступала у 5,5% пациентов, получавших отамиксабан, и 5,7% - стандартную терапию (ОР 0,99, р=0,93), а частота кровотечений составляла 3,1% и 1,5% соответственно (ОР 2,13, р<0,001). Эти данные подтверждают, что при быстром проведении ЧКВ у больных с ОКС антитромбоцитарная терапия остается непревзойденной.

    RE-ALIGN – исследование II фазы, в котором участвовали больные с механическими аортальным или митральным клапанами сердца, имплантированными в сроки до 7 дней или минимум за 3 месяца перед рандомизацией. Антикоагулянтная терапия проводилась дабигатраном (150, 220 или 300 мг 2 раза в сутки в зависимости от функции почек) или варфарином (целевой диапазон международного нормализованного отношения 2,0-3,0 или 2,5-3,5 в зависимости от риска тромбоэмболии). Исследование было прекращено преждевременно после включения 252 пациентов из-за высокой частоты осложнений в группе дабигатрана. Суммарное число инсультов, транзиторных ишемических атак, системных эмболий, ИМ или смертей составляло 9% при приеме дабигатрана и 5% - варфарина (ОР 1,94, р=0,24), больших кровотечений - 4% и 2% соответственно. Дабигатран влияет только на активность тромбина, варфарин – на ряд факторов свертывания крови. Последний механизм действия предпочтительнее у больных с механическими клапанами сердца.

    В проспективное обсервационное исследование PARIS включили 5031 пациента, которым назначалась двойная антитромбоцитарная терапия после ЧКВ. Оценивали последствия ее прекращения по рекомендации врача, кратковременного перерыва для операции или нарушения приема (несоблюдение режима лечения, из-за кровотечения) путем учета больших коронарных осложнений (сердечная смерть, определенный или вероятный тромбоз стента, ИМ, реваскуляризация пораженной артерии) в течение 2 лет. Большая часть (74%) таких событий происходила на фоне двойной антитромбоцитарной терапии, и риск ее прекращения прогрессивно уменьшался со временем, причем вариант нарушения режима лечения влиял на риск осложнений.

    Согласно действующим рекомендациям при отсутствии кардиогенного шока показана реваскуляризация только артерии, обусловливающей развитие ИМ. В рандомизированном исследовании PRAMI у больных ИМ с подъемами сегмента ST выполнялось рекомендованное и дополнительно превентивное ЧКВ на других стенозированных артериях (n=234) или только рекомендованное ЧКВ (n=231). Работа остановлена досрочно при среднем периоде наблюдения 23 месяца, когда первичная конечная точка (смерть от сердечных причин, нефатальный ИМ или рефрактерная стенокардия) регистрировалась на 65% реже в первой группе (ОР 0,35, р<0,001).

    В исследование ACCOAST включили 4033 больных с ОКС без подъемов сегмента ST, которым после рандомизации назначали 30 мг прасугрела или плацебо. Перед ЧКВ пациенты принимали еще 30 или 60 мг прасугрела в первой или второй группах соответственно. Частота наступления первичной конечной точки эффективности (смерть от сердечно-сосудистых причин, ИМ, инсульт, экстренная реваскуляризация) при двух вариантах лечения в течение 7 и 30 дней существенно не различалась. Работа была остановлена досрочно из-за повышенного риска кровотечения в группе раннего начала приема прасугрела (через 7 дней 2,6% против 1,7%, р=0,006; через 30 дней 2,9% против 1,5%, р=0,002).

    В проекте DECAAF участвовали 260 больных с фибрилляцией предсердий (65% - с пароксизмальной ее формой), которым за 30 дней до и через 90 дней после процедуры катетерной аблации проводили магнитно-резонансную томографию высокого разрешения для определения степени фиброза предсердий. По результатм холтеровского мониторирования электрокардиограммы рецидивы аритмии отмечались у 33,8% пациентов. Частота успеха аблации (отсутствия рецидивов в течение года) имела обратную зависимость от тяжести фиброза предсердий: 85% - при 1 стадии (фиброз <10%), 64% - при 2 стадии (фиброз ≥10-<20%), 54% - при 3 стадии (фиброз ≥20-<30%) и только 31% - при 4 стадии (фиброз ≥30%). Аблация вокруг устий легочных вен оказалась менее результативной, чем аблация самой фиброзной ткани при значительном распространении последней.

    Осложнения неотложного хирургического лечения у 1005 пациентов с сердечно-сосудистой патологией (ишемическая болезнь сердца - 68% случаев, фибрилляция предсердий - 32%, пороки клапанов сердца - 14,5%, перенесенный инсульт - 10%, эмболия легочной артерии - 7% или протезирование клапанов сердца - 2,5%, сердечная недостаточность - 4%, кардиомиопатия - 2%), получавших аспирин (58%), варфарин (24%), двойную антитромбоцитарную терапию (5%) или дабигатран (0,3%), оценивались в исследовании PRAGUE 14. Аспирин отменялся в среднем за 7 дней до операции, а варфарин и тиенопиридины - в среднем за 8 и 4 дня соответственно. Частота периоперационных ишемических/тромботических сердечно-сосудиситых осложнений не зависела от сроков прекращения антитромботической терапии. Однако сокращение этих сроков повышало риск кровотечения, поэтому традиционная тактика отмены  антитромботической терапии за 7 дней до операции не должна изменяться.

    При выполнении ручного непрямого массажа сердца усталость, вызывающая нарушения техники, и паузы для проведения дефибрилляции могут способствовать безуспешности реанимационных мероприятий. В исследовании LINC 2589 пациентов с внебольничной остановкой сердца рандомизировали для механической компрессии грудной клетки и дефибрилляции без прекращения сдавлений с помощью устройства LUCAS (n=1300) или традиционной сердечно-легочной реанимации (n=1289). Доля выживших через 4 часа составляла 23,6% и 23,7% (р=1,00) при аппаратной и ручной реанимации, выживших с хорошим неврологическим исходом при выписке из больницы - 8,3% против 7,8% (р=0,61), через месяц - 8,1% против 7,3% (р=0,46), через 6 месяцев - 8,5% против 7,6% (р=0,43) соответственно. По-видимому, различий выживаемости и неврологического исхода не удалось получить благодаря эффективной работе при проведении ручной реанимации.

    В исследование IN-TIME включались пациенты с хронической сердечной недостаточностью II/III функциональных классов NYHA, чаще на фоне ишемической болезни сердца (69%), с фракцией выброса левого желудочка ≤35%, которым были имплантированы кардиовертер-дефибриллятор (42% случаев) или устройство для ресинхронизирующей терапии с функцией дефибриллятора (58% больных). Пациентов рандомизировали для беспроводного дистанционного контроля (n=333) или стандартного медицинского контроля (n=331). В течение 12 месяцев ухудшение показателя оценочной шкалы Packer (первичная конечная точка) отмечалось в 18,9% и 27,5% (р<0,05), смертельный исход – в 3,4% и 8,7% (р<0,012) случаев соответственно. Инициируемый больным беспроводной мониторинг с помощью имплантированных устройств может улучшить результаты лечения сердечной недостаточности, главным образом за счет своевременного выявления аритмий сердца.

    Сессия HotLineIII

    В проект PURE включили 155245 человек в возрасте 35-70 лет из 17 стран с высоким (Канада, Швеция, Объединенные Арабские Эмираты, n=16110), средним (n=104260) и низким экономическим уровнем (Индия, Бангладеш, Пакистан, Зимбабве, n=34875). Наибольшая распространенность факторов риска сердечно-сосудистых осложнений наблюдалась в «богатых странах», наименьшая – в «бедных странах» (р<0,0001). Между тем за 3 года наблюдения ИМ, инсульт и сердечная недостаточность регистрировались с частотой 4,3, 5,1 и 6,4 на 1000 человеко-лет, а смерть от сердечно-сосудистой причины – 0,5, 1,3 и 2,7 на 1000 человеко-лет (р<0,0001) в странах с высоким, средним и низким экономическим уровнем соответственно. Для «богатых стран» типично раннее выявление и эффективное лечение заболеваний, тогда как для «бедных стран» характерно слабое развитие медицинской помощи.

    Новый гипогликемизирующий препарат из класса DPP-4 ингибиторов алоглиптин (n=2701) или плацебо (n=2679) назначались после рандомизации больным сахарным диабетом 2 типа, перенесшим ИМ или нестабильную стенокардию 15-90 дней назад. Уровень HbA1C в первой из групп оказался на 0,36% ниже. При средней продолжительности наблюдения 18 месяцев первичная конечная точка исследования EXAMINE (сумма осложнений – сердечно-сосудситая смерть, ИМ или инсульт) регистрировалась с частотой 11,3% против 11,8% (ОР 0,96, р<0,001 для не меньшей эффективности) в группах активной терапии и контроля соответственно. Число случаев гипогликемии, рака, панкреатита, начала гемодиализа существенно не различалось. Алоглиптин не обладает кардиопротектиным действием, но и не ухудшает прогноз больных сахарным диабетом 2 типа, недавно перенесших ОКС.

    Другой DPP-4 ингибитор – саксаглиптин в дозе 5 мг/сутки (2,5 мг при нарушении функции почек) оценивался у 16492 больных сахарным диабетом 2 типа в плацебо контролируемом исследовании SAVOR-TIMI 53. При средней продолжительности лечения 2,1 года суммарная частота сердечно-сосудистой смерти, ИМ или ишемического инсульта (первичная конечная точка) составляла 7,3% и 7,2% (р=0,99), а число случаев сердечно-сосудистой смерти, ИМ, инсульта, госпитализации по поводу нестабильной стенокардии, коронарной реваскуляризации или сердечной недостаточности - 12,8% и 12,4% (р=0,66) в группах саксаглиптина и плацебо, соответственно. При этом прием DPP-4 ингибитора сопровождался значительным увеличением частоты госпитализаций в связи с сердечной недостаточностью (3,5% против 2,8% в группе палацебо, р=0,007).

    Влияние вещества RVX-280, способного повышать уровень липопротеидов высокой плотности в крови, на прогрессию коронарного атеросклероза изучалось на фоне терапии аторва- или розуватстатином под контролем внутрисосудистого ультразвукового исследования в проекте ASSURE. В течение 26 недель уровень липопротеидов высокой плотности был выше на 10,9% и 7,7% (р=0,32), а липопротеидов низкой плотности – ниже на 16% и 17,6% (р=0,72) в группах RVX-280 (n=244) и плацебо (n=80) соответственно. Эти незначительные различия сопровождались лишь тенденцией к уменьшению объема атеромы (р=0,08) и частоты сердечно-сосудистых осложнений (р=0,09) при лечении новым препаратом.

    Больные с синдромом Марфана имеют повышенный риск опасного расширения и расслоения аорты. В открытом исследовании COMPARE после рандомизации в течение 3 лет применяли лозартан в дозе 100 мг/сутки (n=116) или не назначали этот препарат (n=117) у оперированных и неоперированных взрослых пациентов с синдромом Марфана. По данным магнитно-резонансной томографии за время контролируемой терапии среднее расширение корня аорты составляло 0,77 против 1,35 мм (р=0,014) у неоперированных и 0,50 против 1,01 мм (р=0,033) - у ранее оперированных больных. Однако суммарная частота осложнений (расслоение аорты, хирургическое лечение аорты, сердечно-сосудистая смерть) в сравнивавшихся группах существенно не различалась.

     

    Сессия HotLineIV

    Оценен витальный статус 786 французских велосипедистов, которые участвовали в гонке TourdeFrance за период с 1947 по 2012 год. Причины смерти анализировались с 1968 по 2012 год. Умерло 208 (26%) велосипедистов, главным образом от новообразований (32%) и сердечно-сосудистых заболеваний (29%). Их общая смертность оказалась на 41% ниже, чем в аналогичной популяции французов (ОР 0,59, р<0,0001), включая меньшую смертность от новообразований (ОР 0,56, р<0,0001) и сердечно-сосудистых заболеваний (0,67, р=0,004) при тенденции к более высокой смертности от внешних причин (1,06, р=0,80). Представленные результаты демонстрируют соотношение возможного положительного влияния высокого уровня тренированности у отобранных здоровых спортсменов и потенциально вредного воздействия чрезмерных физических упражнений в сочетании с вероятным применением допинга.

    Омекатив мекарбил – селективный активатор миозина оценивался у госпитализированных больных с острой сердечной недостаточностью в исследовании II фазы ATOMIC-AHF. Препарат вводился внутривенно в течение 48 часов в дозах, поддерживавших его концентрацию в плазме крови 115 (n=103), 230 (n=99) или 310 нг/мл (n=101), клинические эффекты сопоставлялись с плацебо (n=303). Достоверное уменьшение числа пациентов с ослаблением одышки (первичная конечная точка) обеспечивала только максимальная доза препарата (51% случаев против 37% в группе плацебо, р=0,03). Омекатив мекарбил повышал сердечный выброс не путем усиления систолы, а за счет увеличения ее продолжительности, урежал частоту сердечных сокращений, не влиял на уровень артериального давления, не вызывал желудочковой проаритмии. Вместе с тем в группе нового препарата ИМ регистрировался в 2,3% случаев против 1,0% в группе плацебо.

    В исследовании EchoCRT участвовали больные с хронической сердечной недостаточностью III/IV функциональных классов по NYHA, фракцией выброса левого желудочка ≤35%, продолжительностью QRS менее 130 мс и эхокардиографическими доказательствами механической десинхронизации левого желудочка. Всем пациентам имплантировали кардиовертеры-дефибрилляторы с функцией трехкамерной электростимуляции – ресинхронизирующей терапии (n=404) или без нее (n=405). Исследование было остановлено досрочно при среднем периоде наблюдения 19,4 месяцев, когда частота первичной конечной точки (смерть от любой причины или первая госпитализация по поводу ухудшения сердечной недостаточности) составляла 28,7% против 25,2% (р=0,15), а общая смертность – 11,1% против 6,4% (р=0,02) в группе ресинхронизирующей терапии и контроля соответственно. Следовательно, ресинхронизирующая терапия не показана при продолжительности QRS менее 130 мс.

    В проект AQUARIUS включили пациентов с артериальным давлением 125-139 и <90 мм рт.ст. и бляшками в коронарных артериях, суживающими их просвет на 20-50%. После рандомизации больные получали алискирен по 300 мг/сутки (n=305) или плацебо (n=308). По данным внутрисосудистого ультразвукового исследования в динамике через 72 недели объем бляшки уменьшался сопоставимо: на 0,33% и 0,11% (р=0,08), а ее общий объем – на 4,0 мм3 и 2,1 мм3 (р=0,18) в группах алискирена и плацебо соответственно. Между тем прямой ингибитор ренина вместе со снижением артериального давления уменьшал суммарную частоту основных сердечно-сосудистых осложнений (8,5% против 16,2%, p=0,004) и несмертельных ИМ (0,3% против 2,6%, р=0,02) по сравнению с плацебо.

    Копептин – новый маркер гемодинамического стресса, применялся в исследовании BIC-8 наряду с определением сердечного тропонина для исключения ИМ у больных с подозрением на ОКС. У всех пациентов первоначально не выявлялось повышение уровня тропонина и их разделяли на группы дополнительного наблюдения и обследования в стационаре (n=451) или определения копептина (n=451). При уровне копептина ≥10 пкмоль/л проводилось стандартное лечение ОКС, а при показателе <10 пкмоль/л больных отпускали домой. Через 30 дней частота больших сердечно-сосудистых осложнений в этих группах не различалась (5,5% против 5,46%), несмотря на то, что непосредственно из приемного отделения выписывали 66% и 12% (р<0,001) пациентов у которых, соответственно, определяли или не определяли копептин.

     

    Сессии Clinical Trial Update Hot Line

    В 26 рандомизированных исследованиях исходов после коронарного стентирования у 43904 пациентов доля женщин составляла лишь 26,3% (n=11557). Голометаллические стенты имплантировали им в 9,6%, обработанные стенты раннего поколения – в 36,1%, а нового поколения – в 54,3% случаев. В течение 3 лет частота смерти от любой причины, ИМ или тромбоза стента составляла 10,7%, 8,5% и 7,6% (р<0,001), реваскуляризации целевой артерии – 18,5%, 7,6% и 6,0%, (р<0,001), что указывает на эффективность и безопасность стентов нового поколения у женщин.

    В рамках исследования RAFT оценивалась роль бета-адреноблокаторов у больных с хронической сердечной недостаточностью II/III функциональных классов по NYHA, фракцией выброса левого желудочка ≤30% и продолжительностью QRS более 120 мс с имплантированными кардиовертерами-дефибрилляторами (с или без проведения ресинхронизирующей терапии). При лечении любым из 3 бета-адреноблокаторов – бисопрололом (n=489), карведилолом (n=629) или метопрололом (n=356) первичная конечная точка (смерть или госпитализация по поводу сердечной недостаточности) достоверно чаще наступала при дозе препарата менее 50% от целевой. Эта зависимость оказалась более явной у больных, не получавших ресинхронизирующей терапии.

    По данным исследования RELAX-AHF рекомбинантный человеческий вазоактивный пептидный гормон серелаксин в дозе 30 мг/кг в день (n=581) при сравнении с плацебо (n=580) уменьшал одышку у больных с острой сердечной недостаточностью и общую смертность через 180 дней (ОР 0,63, p=0,019). Анализ результатов в подгруппах показал, что преимущество серелаксина наиболее выражено у пациентов в возрасте старше 75 лет, впервые госпитализированных по поводу сердечной недостаточности, больных с фибрилляцией предсердий, при отсутствии лимфопении, у не получавших бета-адреноблокаторы, ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента или антагонисты альдостерона.

    Анализ результатов исследования ASTRONAUT у больных с систолической хронической сердечной недостаточностью, дополнительно получавших алискирен или плацебо, проводился в зависимости от наличия (n=662) или отсутствия диабета (n=953). Риск смерти от любой причины в течение 12 месяцев при приеме алискирена снижался у пациентов без диабета (ОР 0,69, при 95% доверительном интервале от 0,50 до 0,94), но повышался у больных диабетом (ОР 1,64, при 95% доверительном интервале от 1,15 до 2,33).

    Функция почек часто нарушена у больных с хронической сердечной недостаточностью и ее ухудшение ассоциируется с неблагоприятным прогнозом. С использованием базы данных исследования SHIFT проведен анализ влияния ивабрадина на функцию почек. Ивабрадин не снижал скорость клубочковой фильтрации, не повышал уровень креатинина в плазме крови, то есть не ухудшал функцию почек у больных с систолической хронической сердечной недостаточностью, улучшал прогноз пациентов независимо от исходного наличия дисфункции почек.

    Кангрелор – мощный быстродействующий обратимый ингибитор агрегации тромбоцитов для внутривенного введения оценивался при проведении ЧКВ в трех рандомизированных клинических исследованияхCHAMPION PCI, CHAMPION PLATFORM и CHAMPION PHOENIX.
    Среди 24910 их участников были пациенты, перенесшие ЧКВ при ИМ с подъемами сегмента ST (11,6%), ОКС без подъемов ST (57,4%) и стабильной ишемической болезни сердца (31,0%). Кангрелор снижал суммарную частоту осложнений (смерть, ИМ, повторная реваскуляризация или тромбоз стента) за 48 часов на 19% (р=0,0007) по сравнению с клопидогрелом и это преимущество сохранялось через 30 дней. Частота тяжелых/угрожающих жизни кровотечений по определению GUSTO в группах кангрелора и клопидогрела не различалась (0,2% против 0,2% случаев). Количество кровотечений по определению ACUITY оказалось большим в группе кангрелора (4,2% против 2,8% у получавших клопидоргел), в основном за счет увеличения частоты гематом размером ≥5 см.

    Проект IABP-SHOCK II представлял собой продолжение наблюдения за больными с ИМ, которых рандомизировали для проведения (n=301) или непроведения (n=299) внутриаортальной баллонной контрпульсации при кардиогенном шоке в дополнение к ранней реваскуляризации и оптимальной медикаментозной терапии. Общая смертность (первичная конечная точка) в группах контрпульсации и контроля за 12 месяцев наблюдения составляла 52% и 51% соответственно (ОР 1,01, р=0,91). Не отмечалось существенных различий частоты повторного ИМ, повторной реваскуляризации или инсульта, качества жизни при двух вариантах лечения кардиогенного шока.

    Целью дополнительного анализа результатов исследования PARTNER являлось сравнение транскатетерной (трансфеморальный или трансапикальный доступ) и хирургической замены аортального клапана у 275 больных с аортальным стенозом и сахарным диабетом. У больных диабетом смертность от любой причины в течение года оказалась ниже при транскатетерном, чем при хирургическом вмешательстве (18,0% против 27,4%, р=0,04), тогда как у пациентов без диабета смертность существенно не различалась (27,8% против 23,7% соответственно, р=0,48). В течение года в группе больных диабетом частота инсульта составляла 2,1% и 2,7% (р=0,87),
    почечной недостаточности, потребовавшей диализа – 4,2% и 10,6% (р<0,05) при транскатетерной или хирургической замене аортального клапана соответственно.

    В рамках проекта PURE-Sodium обследовано 97000 человек в возрасте 35-70 лет, у которых оценивали связь между потреблением натрия, калия и уровнем артериального давления. Согласно полученным данным, снижение потребления натрия и увеличение потребления калия способно снизить артериальное давление у больных артериальной гипертензией с высоким потреблением натрия и пожилых людей. Существенно меньшую динамику артериального давления можно ожидать у пациентов с умеренным или низким уровнем потребления натрия, молодых людей и людей без артериальной гипертензии.

    В субисследовании ARCTIC-GENE проведено генотипирование 1390 пациентов, подвергавшихся ЧКВ. Выявлено 935 больных с быстрым (456 в группе стандартной терапии и 479 в группе мониторинга функции тромбоцитов с коррекцией лечения) и 459 – с медленным метаболизмом клопидогрела (238 и 221 пациента соответственно), в зависимости от вариантов цитохрома CYP2C19, метаболизирующего препарат. Не выявлялось различий суммарной частоты ишемических осложнений (смерть, ИМ, инсульт, тромбоз стента, экстренная реваскуляризация) и кровотечений в течение года между группами больных с быстрым и медленным метаболизмом клопидогрела. Изменение тактики лечения с учетом данных генотипирования также мало влияло на прогноз, указывая на многочисленность факторов, от которых зависит реактивность тромбоцитов.

    У 13948 пожилых больных артериальной гипертензией без ИМ и инсульта в анамнезе в исследовании REGARDS оценивали влияние уровня систолического артериального давления на частоту сердечно-сосудистых осложнений (инсульт, ишемическая болезнь сердца, общая смертность). В возрастных группах 55-64, 65-74 года наименьшее число инсультов, случаев ишемической болезни и смертельных исходов регистрировалось при систолическом артериальном давлении ниже 120-130 мм рт.ст., повышаясь при более высоком и более низком его уровне. В возрасте 75 лет и старше минимальная частота инсульта отмечалась при систолическом артериальном давлении ниже 120, ишемической болезни сердца – 120-129, смертельного исхода – 130-139 мм рт.ст. Эти данные не соответствуют действующим рекомендациям по лечению артериальной гипертензии, хотя поддерживают целевой уровень систолического артериального давления ниже 140 и опасный его уровень – менее 110 мм рт.ст. Интенсивная терапия артериальной гипертензии (целевое систолическое артериальное давление ниже 120 мм рт.ст.) может являться предметом дальнейших исследований.

    Высокочувствительный тропониновый тест имеет разные границы нормы для мужчин и женщин. В исследовании High-STEACS участвовали 1126 больных (46% женщин) с подозрением на ИМ. Диагноз ИМ устанавливался двумя независимыми кардиологами с использованием высокочувствительного теста на тропонин I с раздельными диагностическими порогами (34 нг/л для мужчин и 16 нг/л для женщин против 50 нг/л для обоих полов в повседневной клинической практике). В результате существенно повышалась частота диагностики ИМ у женщин (с 13% до 23%, р<0,001) и в меньшей степени у мужчин (с 23% до 24%, р=0,021). Женщин с подозрением на ИМ реже направляют к кардиологу, на коронарную ангиографию и реваскуляризацию по сравнению с мужчинами, что может сопровождаться ошибками в диагностике и лечении. Высокочувствительный тропониновый тест способен улучшить клинические исходы у женщин с подозрением на ОКС.





    Обратная связь

    Вы можете присылать свои материалы, пожелания, замечания по адресу 

    Ответственный редактор сайта: 

    Рейтинг@Mail.ru
    На главную | Об организации | Международный форум кардиологов и терапевтов | Российские научные события | Международные научные события | Образовательные проекты | Методические материалы | Исследования | Журналы | Новости | Архив
    © 2012-2018. Фонд содействия развитию кардиологии «Кардиопрогресс»