фонд содействия развитию кардиологии
  ФОНД СОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТИЮ КАРДИОЛОГИИ «КАРДИОПРОГРЕСС»
  
  ЗНАНИЕ, НАБЛЮДЕНИЕ, ДВИЖЕНИЕ

RUS      ENG    
        

пятница, 21 сентября 2018 г.

На главнуюОб организацииMеждународный форум кардиологов и терапевтовРоссийские научные событияМеждународные научные событияОбразовательные проектыМетодические материалыИсследованияЖурналыНовостиАрхив

Новости
  • Прием поливитаминов и минеральных добавок не снижает риск развития ССЗ ...
  • Ежегодные гинекологические осмотры женщин должны использоваться для оценки карди ...
  • Суточное мониторирование АД в предикции смерти. ...
  • У представителей ЛБГТ-сообщества повышен риск болезней сердца ...
  • Гипертоники не готовы встать с дивана, чтобы прожить дольше ...
     

    Партнеры
    Департамент здравоохранения города Москвы
    Комитет Государственной Думы по охране здоровья
    Силицея-Полиграф, издательство

    Мы в социальных сетях
    Читайте @moscowcardio             Мы в Контакте Мы на Facebook

     <<  вернуться

     

    Проведение крупных национальных, международных  клинических, клинико-эпидемиологических ,проспективных и других исследований, инициированных экспертным советом Фонда  или  ведущими научными Центрами, Институтами и другими государственными  и научными учреждениями является одним из ведущих направлений в деятельности Фонда «Кардиопрогресс».

    В настоящее время проводится инициированное экспертным советом Фонда многоцентровое клинико-эпидемиологическое популяционное исследование, включающее несколько центров в Украине, Азербайджане и Таджикистане.

       

    МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Регистр PURE проводился в 17 странах мира и включал 154996 человек в возрасте от 35 до 70 лет, в том числе пациентов, перенесших сердечно-сосудистые осложнения (5650 – ишемические коронарные события, 2292 – инсульт). В странах с низким уровнем доходов у 80,2% кардиологических больных не проводилась вторичная профилактика препаратами с доказанной прогностической эффективностью (антитромбоцитарные средства, бета-адреноблокаторы, ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента или сартаны, статины). В странах с высоким уровнем доходов 11,2% таких пациентов не получали адекватного лечения. Различие в частоте назначения статинов достигало 20-кратного. Сельские жители, курящие, более молодые пациенты, женщины, лица с низким уровнем образования, без сахарного диабета и ожирения лечились сравнительно хуже.

    В исследовании HCS оценивалось соотношение уровня триглицеридов в плазме и толерантности к глюкозе с сердечно-сосудистыми исходами у 514 больных со стабильной ишемической болезнью сердца (ИБС), документированной коронарной ангиографией. Выполнялась пероральная нагрузка, включавшая 250 мл сливок (75 г жира), а затем 75 г глюкозы в 250 мл воды. В динамике оценивались уровни триглицеридов и глюкозы в крови. Только у пациентов с нормальной толерантностью к глюкозе повышенный постпрандиальный уровень триглицеридов являлся независимым маркером сердечно-сосудистых исходов.

    dal-VESSEL – исследование далцетрапиба фазы IIb на функцию эндотелия и артериальное давление. У 476 пациентов с ИБС или факторами ее риска и холестерином липопротеидов высокой плотности менее 50 мг/дл применялись далцетрапиб по 600 мг/сутки (n=238) или плацебо (n=238) в дополнение к проводившемуся лечению. Первичной конечной точкой эффективности было изменение, в сравнении с исходной, потокзависимой дилатации плечевой артерии через 12 недель. Первичной конечной точкой безопасности было 24-часовое амбулаторное мониторирование артериального давления на 4-й неделе терапии. Пациенты получали лечение в течение 36 недель. Далцетрапиб снижал активность белка-переносчика эфиров холестерина почти на 50% и повышал уровень холестерина липопротеидов высокой плотности на 31% без cущественного изменения уровня холестерина липопротеидов низкой плотности, оксид азота-зависимой функции эндотелия, маркеров воспаления и окислительного стресса. Далцетрапиб не повышал артериальное давление, что является важным отличием от действия торцетрапиба, ухудшавшего прогноз, как полагают, по этой причине.

    В исследовании АRISTOTLE у 18201 пациента с фибрилляцией предсердий (ФП) из 39 стран после рандомизации применялись апиксабан (n=9120), как правило по 5 мг 2 раза в сутки, или варфарин (n=9081) в дозе, поддерживавшей Международное нормализованное отношение в пределах 2,0-3,0 в течение в среднем 1,8 года. Использование апиксабана привело к снижению относительного риска инсульта или системной эмболии на 21% (р=0,011), риска кровотечений на 31% (р<0,001) и общей смертности на 11% (р=0,047). Геморрагический инсульт у получавших апиксабан развивался на 49% реже (р<0,001). Варфарин снижает риск инсульта у пациентов с ФП примерно на 70%, но лишь около половины больных получают этот препарат. Лечение варфарином требует регулярного исследования крови, чтобы регулировать его дозу, отказа от некоторых продуктов питания и лекарств, которые изменяют антикоагулянтный эффект препарата. Варфарин также увеличивает риск кровотечения, включая внутричерепное кровоизлияние. Апиксабан, пероральный ингибитор Ха фактора, не требующий контроля свертывания крови, - первый препарат, который превзошел варфарин в отношении эффективности, безопасности и даже снижения общей смертности. Однако, учитывая проблему стоимости лечения, новый антикоагулянт может не назначаться больным с хорошим контролем Международного нормализованного отношения варфарином.

    Эффективность и безопасность колхицина в профилактике рецидивов перикардита доказана в исследовании CORP. Всего 120 пациентов рандомизировали для лечения колхицином (1,0-2,0 мг в 2 приема в первые сутки, затем 0,5-1,0 мг/сутки в 2 приема, n=60) или плацебо (n=60) в течение 6 месяцев. За период наблюдения 18 месяцев рецидивы перикардита отмечались в 24% cлучаев у получавших и в 55% (р<0,001) – у не получавших колхицин. Симптомы заболевания в первые 72 ч лечения сохранялись у 23,3% и 53,3% пациентов соответственно. Переносимость лечения в группах колхицина и плацебо оказалась сходной.

    В исследовании EVATEL 1501 больного с имплантируемый кардиовертер-дефибриллятор (ИКД) рандомизировали для традиционного (n=750) или активного наблюдения (n=751), предполагавшего передачу по телефону информации о состоянии и функции ИКД в специализированный центр. Первичной конечной точкой была сумма смертельных исходов от всех причин, госпитализаций по поводу сердечно-сосудистых причин, неэффективных или несоответствующих разрядов ИКД. Она регистрировалась в 28,5% случаев в контрольной группе и в 30,2% в группе активного наблюдения (различие недостоверно). Кроме того, не было статистически значимых различий между группами во времени до появления первых событий первичной конечной точки (р=0,71) и однолетней выживаемости (р=0,31). Число несоответствующих разрядов оказалось ниже в группе активного контроля (4,7%) по сравнению с группой стандартного наблюдения (7,5%, р=0,03).

    В исследовании ECOST 433 пациента, у которых проводилась вторичная профилактика внезапной сердечной смерти с помощью ИКД, рандомизировали для автоматической передачи информации с аппарата (n=221) или стандартного наблюдения при визитах в клинику 1 раз в 6 месяцев (n=212). В течение 27 месяцев события, отнесенные к первичной конечной точке (смерть от любой причины, тяжелое сердечно-сосудистое осложнение, побочные эффекты и осложнения, связанные с ИКД) встречались в 38,5% и 41,5% случаев в группах дистанционного и стандартного контроля соответственно. Достоверных различий не получено также при сравнении частоты смертельных исходов (9.0% против 9,4%) и тяжелых сердечно-сосудистых осложнений (5,4% против 6,6%). Однако несоответствующие разряды ИКД реже регистрировались в группе активного контроля (5,0% против 10,4%, р=0,03), что сохраняло энергию батарей аппарата.

    В базе данных исследования EMPHASIS-HF были дополнительно проанализированы результаты добавления к лечению хронической сердечной недостаточности (ХСН) эплеренона (25-50 мг/сутки, n=1360) или плацебо (n=1373) у пациентов 5 подгрупп с наиболее высоким риском осложнений. Первичная конечная точка – смерть от любой причины или госпитализация по поводу ХСН. Среди пациентов старше 75 лет она регистрировалась у 23,6% получавших эплеренон и 32,7% - плацебо (р<0,004), у больных сахарным диабетом - 21,6% и 35,2% (р<0,0001), у пациентов со скоростью клубочковой фильтрации менее 60 мл/мин/1,73 м2 - 24,4% и 34,5% (р=0,0001), у обследованных с фракцией выброса левого желудочка менее 30% - 19,3% и 27,3% (р<0,0001), у пациентов с систолическим артериальным давлением менее 123 мм рт. ст. - 20,6% и 29,4% (р<0,0001). В каждой из этих подгрупп при приеме эплеренона значительно (р<0,05) увеличивалась частота возникновения гиперкалиемии (более 5,5 ммоль/л). Тем не менее, не было существенного увеличения частоты тяжелой гиперкалиемии (более 6,0 ммоль/л), гиперкалиемии, заставлявшей отменять эплеренон, госпитализироваться по поводу гиперкалиемии или ухудшения функции почек.

    В исследовании RESET участвовали 3197 пациентов с ИБС, которым имплантировали обработанные эверолимусом стенты XIENCE V (n=1597) или обработанные сиролимусом стенты SYPHER (n=1600). Первичная конечная точка (повторная реваскуляризация целевой артерии) регистрировалась в 4,3% и 5,0% случаев в сравнивавшихся группах соответственно (р<0,0001 для доказательства того, что новые стенты XIENCE V не хуже старых SYPHER). У больных сахарным диабетом, получавших инсулин, новая модель стента обеспечивала снижение частоты повторной реваскуляризации целевой артерии (р=0,03). Не получено существенных различий в частоте смертельных исходов (р=0,23) и инфаркта миокарда (р=0,42). Поздние тромбозы стентов редко встречались в обеих группах. Проходимость сосудов по результатам повторной коронарной ангиографии через 8-12 месяцев существенно не различалась.

    В базе данных исследования SYNTAX проанализирована японская когорта, состоявшая из 2981 больного ИБС с трехсосудистым поражением коронарного русла, которым проводились ЧКВ (n=1825) или коронарное шунтирование (n=1156). Первичная конечная точка – смерть от любой причины, инфаркт миокарда или инсульт за 3 года наблюдения чаще регистрировалась в группе ЧКВ (скорректированный относительный риск 1,47, р=0,004), главным образом за счет повышения риска инфаркта миокарда (относительный риск 2,39, р=0,004). Частота сердечной смерти достоверно не различалась (относительный риск 1,30, p=0,28), хотя риск смерти от любой причины оказался значительно выше после ЧКВ (относительный риск 1,62, p=0,005).

    В исследование PRODIGY включались пациенты со стабильной ИБС или ОКС как без подъемов, так и с подъемами сегмента ST. Всего 1970 пациентов рандомизировали 4 на группы в соотношении 1:1:1:1 для имплантации стентов, обработанных эверолимусом (XIENCE V), паклитакселем (TAXUS), зотаролимусом (ENDEAVOR) или непокрытых металлических стентов третьего поколения. Сравнивалась суммарная частота смертельных исходов, инфарктов миокарда и инсультов (первичная конечная точка) при 24-месячной (n=987) и 6-месячной (n=983) двойной антитромбоцитарной терапии аспирином и клопидогрелом. За 2 года она регистрировалась с частотой 10,1% и 10,0% (относительный риск 0,98, р=0,91) в сравнивашихся группах. Не получено достоверных различий в частоте смертельного исхода, инфаркта миокарда, острого нарушения мозгового кровообращения или тромбоза стента между двумя группами.
    Частота кровотечений оказалась в 2,17 раза выше (р=0,037) при более длительной двойной антитромбоцитарной терапии. Накапливающиеся результаты исследований могут привести к изменению действующих рекомендаций.

    Безопасность и переносимость нового перорального ингибитора Ха фактора дарексабана при вторичной профилактике после перенесенных ОКС изучалась в исследовании RUBY-1. Всего 1279 больных, перенесших ОКС с подъемами или без подъемов сегмента ST, после прекращения парентеральной антитромботической терапии получили одну из шести схем лечения дарексабаном: 5 мг 2 раза в день, 10 мг 1 раз в день, 15 мг 2 раза в день, 30 мг 1 раз в день, 30 мг 2 раза в день, 60 мг 1 раз в день или плацебо, в дополнение к двойной антитромбоцитарной терапии (аспирин и клопидогрел) в течение 24 недель. Первичная конечная точка исследования (клинически значимые кровотечения) чаще встречалась при лечении любой дозой дарексабана по сравнению с плацебо (суммарный относительный риск 2,275, р=0,022),  статистически значимо чаще при использовании одной дозы препарата – 30 мг 2 раза в день против плацебо (относительный риск 3,8, р=0,002). Дарексабан не снижал сумму осложнений (смерть, инсульт, инфаркт миокарда, системная тромбоэмболия и тяжелая повторная ишемия) по сравнению с плацебо, но исследование не имело достаточной статистической мощности для оценки эффективности препарата.

    В исследовании EXAMINATION у 1498 больных с ОКС с подъемами сегмента ST при первичном ЧКВ применялись стенты второго поколения с лекарственным покрытием эверолимусом (XIENCE V, n=751) или непокрытые металлические стенты (VISION, кобальт хром, n=747). Событий, включенных в первичную конечную точку (смерть от любой причины, инфаркт миокарда и повторная коронарная реваскуляризация), удалось избежать за год наблюдения у 88% пациентов с покрытыми эверолимусом и 85,6% - с непокрытыми стентами (p=0,16). Повторная реваскуляризация целевой артерии не потребовалась в 96,1% и 93% случаев соответственно (р=0,007). Определенный и определенный/вероятный тромбоз стента XIENCE V встречался с частотой 0,5% и 0,9%, непокрытого стента – 1,9% и 2,6% со статистической значимостью различий в пользу нового стента при обоих сравнениях (р=0,01).

    В обсервационном проспективном когортном исследовании с участием 12339 больных сравнивалась частота тромбоза трех типов стентов: обработанных эверолимусом (n=4212), сиролимусом (SYPHER, n=3819) или паклитакселем (TAXUS Express, n=4308). Тромбоз стента (первичная конечная точка) встречался в 1,4%, 2,9% (относительный риск 0,41, р<0,0001) и 4,4% (относительный риск 0,33, р<0,0001) случаев соответственно. Наиболее поздние тромбозы, в период от 1 до 4 лет, наблюдались с частотой 0,6%, 1,6% (относительный риск 0,33, р=0,006) и 2,4% (относительный риск 0,24, р<0,0001) случаев соответственно.

    В исследовании CRISP AMI 337 больных инфарктом миокарда с подъемами сегмента ST без кардиогенного шока рандомизировали для применения (n=161) или неприменения внутриаортальной баллонной контрпульсации (n=176) перед первичным ЧКВ. Измеренный с помощью магнитно-резонансной томографии на 3-5 день после ЧКВ размер инфаркта миокарда составлял 42,1% и 37,5% от всего левого желудочка в группах сравнения соответственно (различие недостоверно). При 6-месячном наблюдении, смертельные исходы регистрировались в 1,9% и 5,2% случаев.

    Дополнительный анализ результатов исследования KYOTO HEART в зависимости от состояния почек проведен у 2929 пациентов с артериальной гипертензией. Суммарная частота сердечно-сосудистых осложнений у обследованных со скоростью клубочковой фильтрации менее 60 мл/мин/1,73 м2 оказалась значительно выше, чем у больных с более высоким значением этого показателя (11% против 6%, относительный риск 1,71, р<0,0001). У пациентов с хронической болезнью почек 4 и 5 стадий первичная конечная точка регистрировалась значительно чаще, чем при сохранной функции почек (соответственно 30% против 7%, р=0,0001 и 27% против 7%, р=0,02). Валсартан существенно снижал риск наступления событий первичной конечной точки у пациентов с хронической болезнью почек 3-5 стадий по сравнению с терапией, не включавшей блокаторы рецепторов к ангиотензину II (8% против 14%, относительный риск 0,53, р=0,001), в том числе новые случаи ХСН (р=0,009) и ренальные осложнения (удвоение уровня креатинина или необходимость гемодиализа, р=0,036).

    Наблюдение за участниками липидной ветви (n=10305) исследования ASCOT (аторвастатин 10 мг/суткипротив плацебо у больных с артериальной гипертензией и уровнем общего холестерина не более 6,5 ммоль/л)продолжалось в среднем до 11 лет. При таком сроке наблюдения в группе аторвастатина достигалось статистически значимое снижение общей смертности на 14% (р=0,02), в результате уменьшения смертности от несердечно-сосудистых причин на 15% (р=0,03), главным образом от инфекций и заболеваний органов дыхания. При этом сердечно-сосудистая смертность имела лишь тенденцию к снижению на 11% (р=0,32).

    Результаты исследования ARISTOTLE у 18201 пациента с ФП проанализированы с целью уточнения превосходства апиксабана перед варфарином в отношении профилактики инсульта и системной эмболии (первичная конечная точка) в зависимости от качества поддержания Международного нормализованного отношения в пределах 2,0-3,0. При регистрации целевых значений этого показателя менее, чем в 58,0% случаев (n=4538) апиксабан снижал частоту наступления первичной конечной точки на 23%, 58,0-65,7% (n=4535) – на 20%, 65,7-72,2% (n=4533) – на 21%, более 72,2% (n=4538) - на 19%, все различия недостоверны. Независимо от качества лечения варфарином, апиксабан оказался эффективнее и безопаснее в отношении развития ишемических и геморрагических осложнений.

     В исследовании ROCKET-AF у 14264 пациентов с ФП проведено сравнение эффективности и безопасности ривароксабана (20 мг/сутки или 15 мг/сутки при клиренсе креатинина 30-49 мл/мин) и варфарина в дозе, поддерживавшей Международное нормализованное отношение в диапазоне 2,0-3,0, в зависимости от функции почек. У больных с клиренсом креатинина 30-49 мл/мин первичная конечная точка (инсульт или системная эмболия) регистрировалась с частотой 2,32 на 100 пациенто-лет при приеме ривароксабана по 15 мг/сутки по сравнению с 2,77 на 100 пациенто-лет при лечении варфарином (различие в 16% недостоверно). Не отмечалось существенного превосходства ривароксабана во влиянии на частоту кровотечений (р=0,76) и внутричерепных кровоизлияний (р=0,54), но число фатальных геморрагий при его применении оказалось значительно меньшим (p=0,047).

    Среди участников проекта RE-LY, страдавших ФП, 6952 пациентов (38,4%) по показаниям получали аспирин или клопидогрел в дополнение к сравнивавшейся терапии дабигатраном или варфарином. Первичная конечная точка (инсульт или системная эмболия) несущественно реже регистрировалась при лечении дабигатраном в дозе 110 мг 2 раза в сутки при его сочетании с антитромбоцитарной терапией и без нее (относительный риск 0,93 и 0,87 соответственно, р=0,7377 для взаимодействия). Частота кровотечений также значительно не различалась (относительный риск 0,82 и 0,79 соответственно, р=0,7945 для взаимодействия). Дабигатран в дозе 150 мг 2 раза в сутки достоверно превосходил варфарин в снижении частоты первичной конечной точки, особенно среди пациентов, которые не получали антитромбоцитарные препараты (относительный риск 0,52 против 0,80; р=0,0578 для взаимодействия). Частота больших кровотечений у получавших дабигатран в высокой дозе или варфарин оказалась сходной независимо от использования или неиспользования антитромбоцитарных средств (относительный риск 0,93 и 0,94 соответственно, р=0,8746 для взаимодействия). Однако в целом частота кровотечений повышалась в 1,6 раза при сочетании любого из антикоагулянтов с антитромбоцитарной терапией.

    Из 25620 участников исследования ONTARGET (рамиприл против телмисартана и их комбинации у больных с высоким риском сердечно-сосудистых осложнений) 4629 не соблюдали назначенный режим терапии. Среди них относительный риск сердечно-сосудистой смерти по сравнению с получавшими терапию составлял 2,05, инфаркта миокарда – 2,24, инсульта – 2,28, госпитализации с ХСН – 2,85, однако новых случаев сахарного диабета – 0,66 (все различия достоверны, р<0,0001). У пациентов, не соблюдавших изучавшуюся терапию, сердечно-сосудистые осложнения наступали быстро после остановки лечения, а сами развивавшиеся осложнения приводили к повышению их рецидива в дальнейшем, замыкая порочный круг.

    В исследовании SMART-AV у 426 больных с ХСН III-IV функциональных классов по NYHA, получавших ресинхронизирующую терапию, проанализирована прогностическая роль электрической задержки (интервал от начала комплекса QRS поверхностной электрокардиограммы до первого крупного пика электрограммы левого желудочка) в отношении обратного развития ремоделирования левого желудочка. Большая величина электрической диссинхронии была прямо и независимо от других факторов связана с вероятностью обратного развития ремоделирования (более, чем 15% снижение конечного систолического объема) левого желудочка.

    Наблюдение за 177 пациентами с брадикардией и сохраненной фракцией выброса левого желудочка, участвовавшими в исследовании PACE, продолжено до 2 лет. В течение второго года у больных с однокамерной правожелудочковой электростимуляцией ремоделирование левого желудочка прогрессировало, фракция его выброса продолжала снижаться, а у пациентов с бивентирикулярной стимуляцией существенно не изменялась, в результате чего межгрупповое различие показателя достигало 9,9%, конечный систолический объем левого желудочка различался на 13,0 мл.

    Дополнительный анализ результатов исследования IRIS с участием 898 пациентов, получавших ИКД в ранние сроки после перенесенного инфаркта миокарда, проводился с целью выяснения причин отсутствия снижения общей смертности. Установлено, что ИКД не влиял на частоту внезапной и невнезапной сердечной смерти у больных, не получавших реперфузионной терапии. ИКД способен снижать риск внезапной аритмической смерти в первые 2 года после инфаркта миокарда, однако при этом повышает риск смерти от других причин, особенно значительно после разрядов аппарата. Между тем разряды ИКД чаще возникают у больных с большим размером инфаркта миокарда, более частой регистрацией неустойчивой желудочковой тахикардии, более тяжелой ХСН, менее активным лечением бета-блокаторами.

    Оценка влияния ивабрадина на качество жизни 1944 больных с систолической ХСН и частотой синусового ритма в покое 70 в минуту и более, участвовавших в исследовании SHIFT, проводилась с помощью опросника KCCQ. Ивабрадин достоверно улучшал общую (р<0,01) и клиническую (р=0,02) составляющие качества жизни по сравнению с плацебо, что было связано как со снижением частоты сердечно-сосудистой смерти и госпитализаций по поводу ХСН, так и собственно с урежением частоты сердечных сокращений.

    Эхокардиография в исходном состоянии и через 8 месяцев лечения проводилась у 411 участников исследования SHIFT. Снижение индекса конечного систолического объема левого желудочка в группе ивабрадина и плацебо составляло 7,0 и 0,9 мл/м2 (р<0,001), индекса конечного диастолического объема – 7,9 и 1,8 мл/м2 (р=0,002) соответственно, не зависело от частоты применения бета-блокаторов, этиологии ХСН, исходной фракции выброса левого желудочка. Последняя увеличивалась под действием ивабрадина на 2,4% и снижалась при приеме плацебо на 0,1% (р<0,001). Частота сердечно-сосудистой смерти и госпитализаций по поводу ХСН оказалась выше среди пациентов с индексом конечного систолического объема левого желудочка более 59 мл/м2 в начале исследования (р=0,04). У пациентов с наибольшим снижением индекса конечного систолического объема левого желудочка отмечалось самое низкое число неблагоприятных исходов. Таким образом, ивабрадин вызывает обратное развитие ремоделирования левого желудочка у больных с его систолической дисфункцией.

    У 1210 больных, участвовавших в исследовании STICH, оценено влияние митральной регургитации ишемического генеза на выживаемость при медикаментозном лечении и дополнительном коронарном шунтировании, в том числе с коррекцией митрального клапана. Проведение коронарного шунтирования обеспечивает тенденцию к снижению смертности на 13% при умеренной и тяжелой митральной регургитации, достоверно уменьшает смертность пациентов с легкой митральной регургитацией на 36% (р=0,0023). Коррекция митрального клапана при умеренной и тяжелой регургитации дополнительно снижает смертность на 55% (р=0,025) по сравнению с изолированным коронарным шунтированием.

    В проекте EUROACTION PLUS участвовало 696 пациентов (137 с заболеваниями, обусловленными атеросклерозом, и 559 с факторами риска их развития, обязательно включая курение), разделенных на группу активного вмешательства с участием медсестер (n=350) и применением варениклина, а также группу обычной медицинской помощи (n=346). Активное вмешательство обеспечивало более частое прекращение курения через 16 недель (51,2% случаев против 18,8%, р<0,0001), соблюдение средиземноморской диеты (р<0,001), рекомендованной физической активности (р=0,002), достижение целевого уровня артериального давления (р=0,03). Однако не отмечалось различий в массе тела, показателях липидного и углеводного обмена между группами.

    Задачей проекта EUROASPIRE III являлось моделирование клинической эффективности и затрат при оптимизации вторичной профилактики ИБС в Европе. Анализ экономической эффективности для 8 стран показал в основном положительные результаты при средних дополнительных затратах € 16000 за год жизни с хорошим качеством для одного пациента. Наиболее затратными оказались интенсивное лечение артериальной гипертензии, а также интенсивная липидснижающая терапия. Лишь у небольшой части пациентов с наименьшим риском рецидива осложнений ИБС усиленная вторичная профилактика не рентабельна.

    Качество медицинской помощи выписывающимся из стационаров после инфаркта миокарда с подъемом сегмента ST во Франции в 2008-2010 гг. оценивалось у 48 503 пациентов. Терапия аспирином, клопидогрелом, бета-блокаторами, статинами, а также ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента при фракции выброса левого желудочка менее 40% назначалась прогрессивно чаще в течение последних 3 лет. Качество медицинской помощи оказалось выше в центрах, пролечивающих большее число больных с инфарктом миокарда.

    Проект Atrial Fibrillation Ablation Pilot Study включал оценку проведения радиочастотной катетерной аблации у 1391 больного с ФП в 10 странах Европы в 2010-2011 гг. В 2/3 случаев диагностировалась пароксизмальная ФП, в 38% отсутствовало органическое поражение сердца. В 86% случаев аритмия сопровождалась симптомами, что и являлось показанием к проведению аблации. Более, чем 1/3 больных активно выражала желание иметь синусовый ритм, не принимая антиаритмические препараты. Аблация сопровождалась осложнениями в 7,7% случаев, в том числе перфорацией сердца (0,8%) и кардиоэмболическим событием (0,6%). При выписке у 91,4% пациентов регистрировался синусовый ритм, 87,4% больных назначался варфарин, 67% - антиаритмические препараты.

    В регистр GARFIELD планируется включить более 50000 больных с неклапанной ФП из 50 стран мира для оценки качества профилактики кардиоэмболических осложнений в реальной клинической практике. Первые результаты регистра (n=9288) показали, что 2 и более баллов по шкале СHADS2 набирают 55%, по шкале CHA2DS2-VASc – 81% обследованных. Однако получают терапию антикоагулянтами только 33% и 36% таких пациентов соответственно.

    В глобальный регистр ФП были включены 15174 больных из 47 стран мира с целью выявления региональных различий в этиологии и характере лечения данной аритмии. Артериальная гипертензия является наиболее распространенным основным заболеванием при ФП во всех регионах, ревматическая болезнь сердца остается одной из важных причин этой аритмии в Индии, Африке, на Ближнем Востоке и в Китае. Частота назначения оральных антикоагулянтов у больных неклапанной ФП с 2 и более баллами по шкале СHADS2 варьировала от 65% в США до 10% в Китае. На фоне антикоагулянтной терапии значения Международного нормализованного отношения от 2,0 до 3,0 регистрировались с частотой от 67% в Западной Европе до 34% в Индии. Принципы лечения ФП, принятые в США и Западной Европе, не соблюдаются в других странах.

    В The Italian Elderly ACS studyучаствовали 313 пациентов старше 75 лет с симптомами ОКС без подъемов сегмента ST  продолжительностью до 48 часов, которых рандомизировали для проведения ранней инвазивной или изначально консервативной стратегии лечения. Первичная конечная точка (смерть, нефатальный инфаркт миокарда, инсульт, повторная госпитализация из-за сердечно-сосудистых причин или тяжелое кровотечение) в течение одного года после рандомизации) регистрировалась в 27,9% и 34,6% случаев (р=0,26) при ранней инвазивной и консервативной стратегии соответственно. Однако у пациентов с повышенным уровнем тропонина при поступлении суммарная частота осложнений оказалась на 57% ниже (р=0,015) в группе более агрессивной терапии.

    Ассоциируется ли с более высоким риском осложнений отмена клопидогрела после госпитализации по поводу ОКС? Этому вопросу посвящалось исследование, проведенное в Великобритании с  участием 4650 больных, перенесших ОКС с подъемами или без подъемов сегмента ST. Из них в течение года после выписки продолжали принимать клопидогрел 53 и 54%, тогда как статины – 84 и 89% пациентов соответственно. За этот год частота смертельных исходов и инфарктов миокарда у прекративших прием клопидогрела оказалась в 2,62 раза выше. Отмена препарата чаще отмечалась после коронарного шунтирования, у более пожилых, а также перенесших кровотечение пациентов.

    Сообщение о первых данных The PACIFIC registry в Японии включало результаты лечения 3597 больных с ОКС. Частота инфаркта миокарда с подъемами сегмента ST оказалась выше (59%), без подъемов сегмента ST – ниже (10%), нестабильной стенокардии (31%) – сходной с показателями регистра GRACE. Частота ЧКВ на стационарном этапе лечения 96%, 89% и 91% при трех вариантах ОКС соответственно также значительно превышала данные GRACE. Общая летальность в стационаре (2,7%, 1,3% и 0,5%) и общая смертность за 1 год (4,8%, 6,2% и 3,6% соответственно), напротив, оказались существенно ниже, чем в глобальном регистре ОКС GRACE.

    Влияние наличия хронической обструктивной болезни легких на частоту развития важнейших заболеваний оценивалось у 7,4 миллиона жителей Дании. У пациентов с этой патологией органов дыхания чаще развивались инфаркт миокарда (в 1,26 раза), рак легкого (в 2,05 раза), перелом шейки бедра (в 2,12 раза), депрессия (в 1,74 раза) и сахарный диабет (в 1,21 раза). Однако указанные средние цифры существенно варьировали до и после первой госпитализации по поводу хронической обструктивной болезни легких.Авторы исследования полагают, что генетические факторы, образ жизни и неблагоприятная экология могут оказывать большее негативное воздействие на возникновение социально значимых болезней, чем хроническая обструктивная болезнь легких сама по себе.

    В исследование The European CRT survey включались 2438 больных с ХСН из 13 стран Европы, которым проводилась ресинхронизирующая терапия. В течение года 81% пациентов отмечали улучшение, 4% - ухудшение и 16% - отсутствие динамики состояния. Смертность за это время составляла 9,8% и ее предикторами являлись более тяжелая ХСН и ее ишемическая этиология, ФП. Лучшая выживаемость отмечалась у женщин и у больных, которым имплантировали устройства для ресинхронизирующей терапии с функцией дефибриллятора.

    В регистре FRANCE II у 2419 жителей Франции (средний возраст 83 года, 75% с ХСН III и IV функциональных классов по NYHA) оценивались результаты имплантации биопротезов аортального клапана Edwards или CoreValve. Непосредственный успех операции составлял 97,1%, а средний градиент давления крови стойко снижался с 48 до 10 мм рт. ст. Через 6 месяцев фракция выброса левого желудочка увеличивалась с 53 до 58% (р<0,001), смертность за этот срок составляла 17% без зависимости от типа применявшегося протеза клапана.

     





    Обратная связь

    Вы можете присылать свои материалы, пожелания, замечания по адресу 

    Ответственный редактор сайта: 

    Рейтинг@Mail.ru
    На главную | Об организации | Международный форум кардиологов и терапевтов | Российские научные события | Международные научные события | Образовательные проекты | Методические материалы | Исследования | Журналы | Новости | Архив
    © 2012-2018. Фонд содействия развитию кардиологии «Кардиопрогресс»